Warning: Parameter 1 to modSlideMenuHelper::buildSlideXML() expected to be a reference, value given in /var/www/u0103775/data/www/dalipoteka.lred.ru/libraries/joomla/cache/handler/callback.php on line 99
Joomla Slide Menu by DART Creations
ГЛАВНАЯ
О ПРОЕКТЕ
НОВОСТИ
НЕДВИЖИМОСТЬ
ПАРТНЕРЫ
ВИДЕО

ЯНДЕКС.НЕДВИЖИМОСТЬ
НЕДВИЖИМОСТЬ
НОВОСТРОЙКИ
ЗАЯВКА НА ИПОТЕКУ
КОНТАКТЫ/СВЯЗЬ
СТАТЬИ
КАРТА САЙТА

Новое на сайте


Warning: Creating default object from empty value in /var/www/u0103775/data/www/dalipoteka.lred.ru/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109

Warning: Creating default object from empty value in /var/www/u0103775/data/www/dalipoteka.lred.ru/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109

Warning: Creating default object from empty value in /var/www/u0103775/data/www/dalipoteka.lred.ru/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109

Warning: Creating default object from empty value in /var/www/u0103775/data/www/dalipoteka.lred.ru/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109

Warning: Creating default object from empty value in /var/www/u0103775/data/www/dalipoteka.lred.ru/modules/mod_latestnews/helper.php on line 109

Создание сайтов и реклама в Интернете - РэдЛайн

Рэдлайн

Яндекс.Метрика
Главная Статьи Современная политика формирования депозитарной инфраструктуры: мировой и российский опыт

Современная политика формирования депозитарной инфраструктуры: мировой и российский опыт Печать E-mail

Мировой опыт деловой практики предполагает дуалистическую модель возникновения гражданских отношений по поводу обмена и распределения имущества (актива). С одной стороны, любой актив (товар, недвижимость, ценная бумага, задолженная услуга) значится как фактическая вещь, несущая в себе определенные родовые признаки. С другой стороны, актив характеризуется категориями полезности как минимум для двух индивидуумов, имеющих о нем представление как о вещи. Оно определяет возможность и относительную необходимость обмена активов с отличающимися родовыми признаками.

Само действие обмена также можно рассматривать как актив, поскольку оно несет в себе категории вещи, выражаемой в виде процесса, например задолженной услуги, и значимости (полезности, качества). Качество обмена в современном понимании связано со скоростью перераспределения и сохранностью информации о факте совершения действия обмена и изменении прав на обмененные активы, что выражается в многоуровневой системе взаимоотношений по поводу обмена активов, как-то: актив А (базовый) обменивается на актив А2 (вторичный), актив Б (базовый) - на актив Б2 (вторичный), актив А2 - на актив Б2, для того чтобы ускорить процесс перераспределения информации относительно обмена именно базовых активов А и Б.

Вторичные активы, например деньги и ценные бумаги, характеризуются тем, что в процессе эволюции их потребительская стоимость минимизируется, а меновая - максимизируется. Причина этой тенденции, несомненно, связана с развитием новых технологий, направленных на сокращение издержек общества на коммуникации.

Признание одним членом общества прав других его членов само по себе малоценно, если оно не будет учтено по возможности всеми. Поэтому учет прав является базовой категорией формирования правовых моделей - моделей общественных договоров.

В совместном докладе руководителей Банка России, Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг и Министерства финансов Российской Федерации, в котором были изложены основные предложения этих органов по совершенствованию депозитарной инфраструктуры и созданию национальной депозитарной системы[1], термин «учетная система» является ключевым, и, по-видимому, объединение под одним наименованием нескольких институтов, в первую очередь регистраторов и депозитариев, это еще одно доказательство эволюции вторичного актива «ценная бумага». По мнению исследователей в рамках данной работы, владельцу ценной бумаги, то есть инвестору - добросовестному приобретателю, зачастую малоинтересна информация о достоверности его права на бумагу, так как каждый индивидуальный владелец считает это право на конкретную бумагу несомненным и незыблемым, гарантированным и защищенным. В то же время к информации о праве из бумаги имеется постоянный интерес (озабоченность), поскольку она связана с обязательствами других участников по отношению к владельцу.

Нивелирование интереса к праву на бумагу вовсе не означает отсутствие необходимости его учета, иначе вряд ли имели место арбитражные расследования, например, относительно фальсификации ценных бумаг и т.п. В то же время наличие дополнительных элементов в инфраструктуре рынка - с одной стороны, ведущих учет прав на бумагу, с другой - содействующих реализации прав из бумаги - собственнику представляется на первый взгляд неэффективным. Малозначим для собственника и тот факт, что он вовсе может и не обладать информацией о том, что достижение альтернативной эффективности путем объединения упомянутых институтов в один - при данном уровне развития технологий - затруднительно.

Зарубежный опыт формирования правовых моделей, по мнению авторов работы, наиболее удачно в направлении решения данной задачи проявился в США. В статье 8 «Инвестиционные ценные бумаги» Единообразного торгового кодекса США (ЕТК), в которой устанавливается механизм удостоверения прав на инвестиционные ценные бумаги, определение которых весьма близко к понятию эмиссионной ценной бумаги российского Закона о рынке ценных бумаг, ценная бумага определяется не как документ, а обязательство эмитента, доля, участие или иной интерес, удостоверенные документом. Таким образом ценные бумаги, в том числе бездокументарные, трактуются как вещь с характерными родовыми признаками, а отношения между владельцем, номинальным держателем (фондовым посредником), эмитентом, прочими третьими лицами, регулируется путем введения института прямого или опосредованного владения - обладания именно имущественными правами, а не правами требования по отношению к фондовому посреднику, ведущему счета указанного владельца[2]. Защита владельца, его права на бумагу, описывается в ЕТК как отдельно раскрытием понятия титульной собственности и введением понятия титульного владельца, так и использованием понятия защищенного приобретателя, получающего права на ценные бумаги свободными от прав третьих лиц в системе прямого владения. Данная норма, кроме России, фактически признана в большинстве правовых систем мира.

Тенденции повышения роли учетных институтов как универсальной организации, по мнению авторов, по всей видимости, проявляются в виде четко описанной в рамках той или иной юрисдикции системы защиты и одобрения (approval) как определенных категорий клиентов депозитарных организаций, с одной стороны, так и самих депозитариев и кастодианов - с другой. Притом роль одобрения, что предполагает и дальнейшую правовую защиту, отводится государственным органам или надгосударственным (общественным) организациям, то есть самим институтам инициирования этой защиты, а не независимым экспертам, коими могли бы выступать группы (союзы, общественные организации, научные центры) исследователей из-за рубежа. В результате нормотворцам приходится вступать в конфликт, возникающий при выборе между наименее рискованной системой и наименее затратной. Имеются в виду реальные затраты, требуемые для внедрения и поддержания системы. Наиболее подходящим способом ухода от затрат, по мнению исследователей данной проблемы, является делегирование обязанностей по поддержанию приемлемого уровня риска сохранности учета прав на ценные бумаги тем профессиональным организациям, которые осуществляют рыночное обслуживание клиентов, то есть брокерско- дилерским компаниям в первую очередь.

Так, правила кастодиального хранения, разработанные Управлением по ценным бумагам и фьючерсам (Securities and Futures Authority, Великобритания), за исключением принципов надлежащего хранения, регистрации, раздельного учета передаваемых инвестиционных активов, включают:

  • во-первых, предоставление права выбора профессиональной организации, обслуживающей клиента - частного инвестора, истребовать разрешение применять в отношение переданных на ответственное хранение инвестиционных активов, правила государственного регулирования страны проведения операций,
  • во-вторых, обязанность организации проводить первоначальную и последующую оценки риска, ассоциированного с деятельностью кастодиана, на ответственное хранение которому передается инвестиционный актив, в том числе до того, как она порекомендует кастодиана частному клиенту.

Такими правилами, по мнению авторов исследователей по данной работе, фактически организация обременяется обязательствами содействия клиенту в принятии решения о месте хранения своих инвестиционных активов. Кроме того, при хранении инвестиционных активов за рубежом, организация должна уведомить клиента о рисках несоответствия расчетных, правовых и нормативных требований.

Договоры о предоставлении услуг надежным кастодианом, принимающим размещаемые организацией переданные на ответственное хранение инвестиционные активы, также составляются с возлагаемой на организацию обязанностью оговаривать моменты раздельного учета инвестиционных активов, прав распоряжения ими, выписки по счетам, сверки учетных записей (не реже одного раза в 25 рабочих дней), инвентаризации (но не реже одного раза в полгода) [3].

В условиях российских реалий, по мнению исследователей в рамках данной работы, построение такой правовой модели для депозитарной инфраструктуры уже ставится под сомнение хотя бы потому, что исполнение даже минимальных правил одобрения минимального набора институтов при незначительном доверии частных инвесторов к последним на протяжении продолжительного периода приводит только к наличию мнимого одобрения и неприятию к составителям предлагаемых норм. Эту ситуацию можно охарактеризовать как проблему возможной низкой вероятности совпадения мнения реальных инвесторов на рынке ценных бумаг и регуляторов рынка - в политике эта ситуация в ее худшем проявлении называется "кризисом власти". Притом объективно она вовсе не является характеристикой нестабильных рынков, в частности одной из специфических российских проблем. В любой индустриально развитой стране все радикальные реформы предварительно сопровождаются четко продуманным механизмом повышения доверия к органу, являющемуся основным носителем реформ.

Так, в Великобритании долгосрочная реформа модернизации финансового рынка 1998 года была начата с формирования единого Управления по финансовому регулированию и надзору (Financial Services Authority, FSA), ответственного за регулирование и надзор за деятельностью всех инвестиционных, финансовых и банковских компаний. На первом этапе Управлению были переданы функции Банка Англии по надзору за банками и финансовым рынком, а далее постепенно функции восьми различных организаций, в том числе вышеупомянутого Управления по ценным бумагам фьючерсам.

Конечно, нельзя не отметить, что общей тенденцией во всем мире является движение к объединению регулирующей деятельности. Например, скандинавские страны активно используют модели объединенных органов регулирования; в Канаде произошло объединение банковского и страхового регулирования, осуществляемое без участия центрального банка; в Бельгии и Швейцарии существуют органы регулирования банковских и фондовых операций, которое также проводится вне центрального банка; японский опыт описывается функционированием Японского государственного агентства по финансовому надзору (Japanese Financial Supervisory Agency, JFSA). Этот процесс привлекателен, ибо экономически оправдан в условиях стабильной экономики: в условиях наращения правовой базы в совмещенных областях (в данном случае фондовый рынок и рынок кредитных ресурсов), приводит к синергетическому эффекту за счет более четкого разделения ответственности при ясно сформулированной цели новой организации. Однако, по мнению авторов, основная цель отнюдь не связана с увеличением результативности административных методов регулирования, то есть созданием специализированного органа пруденциального надзора, контролирующего выполнение нормативных требований и проводящего оценку ситуации с конкретной кризисной организацией или ситуацией в определенном секторе. Например, американская модель четкого разделения полномочий по секторам финансового рынка между Федеральной резервной системой, аппаратом Контролера денежного обращения, Комиссией по ценным бумагам и биржам и Комиссией по срочной биржевой торговле, пока вряд ли показывала меньшую эффективность в национальных рамках. Основная цель формирования подобного регулятора - поддержать и нарастить доверие к национальной финансовой системе.

Как признает Гилдхол Ховард, председатель FSA, для реализации этой цели ставятся не только задачи увеличения объемов работ по пруденциальному надзору, обеспечению достаточной капитализации финансовых организаций и адекватному управлению рисками, но и задачи помощи населению более глубоко понять принципы работы финансовой системы и осознать риски и материальные выгоды, связанные с различными финансовыми продуктами и услугами[4].

При первой оценке представляется наличие в таких мероприятиях долгосрочной государственной политики обучения населения, повышения его образованности, а следовательно, конкурентоспособности нации в будущем. Но реальные ориентиры при глубоком исследовании оказываются краткосрочными. Для осознания ситуации следует взглянуть на такие организации, как Б Б А, как на финансовые учреждения, представляющие интересы национального капитала на международной арене. Для того, чтобы выступать таким представителем необходимо, во-первых, достичь определенного уровня осведомленности потребителя - частного инвестора о значимости и роли подобной организации на рынке ценных бумаг, во-вторых, преподносить свою деятельность как комплексную, то есть в виде управления комплексными группами[5], в-третьих, по возможности, сократить риск, которому подвергается в своей деятельности международная финансовая организация, и возможное влияние провала ее миссии на всю финансовую систему.

Действительно, в Комитете представителей органов финансового регулирования и центральных банков при Банке международных расчетов, созданном в недавнем прошлом, значение и респектабельность ББА и ей равных организаций намного превосходит позиции отдельных центральных банков. По сути, такие организации намного более «конкурентоспособны» в процессе глобализации.

Таким образом, по мнению авторов, представляется вполне объективная картина наличия конкуренции между различными национальными системами (правовыми моделями) фондового рынка в целом и депозитарной инфраструктуры в частности.

Итак, современная политика формирования депозитарной инфраструктуры строится с учетом следующих факторов:

1)      фактор внутренней конкуренции: инициирует представление депозитариев как организаций, деятельность и продукты которых требуют одобрения со стороны участников рынка, такого же, какого требуют, например, услуги арбитражной системы;

2)    фактор совершенствования базового продукта: инициирует представление депозитариев как организаций, ответственных за поддержание развития рынка ценных бумаг, так же, как, для сравнения, коммерческие банки ответственны за поддержание развития рынка кредитных ресурсов;

3)    фактор внешней конкуренции: инициирует представление депозитариев как организаций, позиционирующих национальные интересы внутренних инвесторов на международном фондовом рынке так же, допустим, как консульские агентства представляют административные интересы российских граждан в иных юрисдикциях.

Основной вывод, который необходимо сделать при завершении рассмотрения вводного вопроса о политике формирования депозитарной инфраструктуры, является наличие, и у государственных органов, и у отдельных международных депозитарных организаций, четкого соотнесения стимулов двоякого характера: стремление понести меньшие (качественные, оптимальные) издержки при сохранении и увеличении контроля над развитием системы, обслуживающей рынок ценных бумаг.


[1] Доклад о концептуальных подходах к месту и роли депозитарной деятельности на современном рынке ценных бумаг: Центральный банк России, № 01-04/804, 01.07.1997. Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг, № ДВ-4117, 01.07.1997. Министерство финансов Российской Федерации, № 05-01-01, 01.07.1997. Правительство Российской Федерации, № БН-П13-21918, 09.07.1997. // Правовая база "Консультант".

[2] Единообразный торговый кодекс США. Пер. с англ. Серия: Современное зарубежное и международное частное право. - М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 151.

[3] Консультативный доклад Совета по ценным бумагам и инвестициям (Великобритания). Август 1995 года. // Депозитариум. - 1999. - № 9(18).

[4]  Абрамов А.Е. Великобритания: радикальная реформа органов, регулирующих финансовый рынок. // Депозитариум. - 1999. № 8(17).

[5]  Теория управления комплексными группами - complex group division - очень популярна сегодня на Западе. См. Ван Хорн Дж. К. Основы управления финансами: Пер. с англ./ Гл. ред. серии Я.В. Соколов. - М.: Финансы и статистика, 1998. - 800 с.

Похожие статьи:

Комментарии

Источник: http://biztimes.lv/2012/11/15/sovremennaya-politika-formirovaniya-depozitarnoj-infrastruktury-mirovoj-i-rossijskij-opyt.html

Комментарии:

 

Полезные ресурсы